Концерт Ногона Шумарова в Бийске

04.10.2008

Горловое пение

Концерт Ногона Шумарова в БийскеНогон Шумаров - известный далеко за пределами Алтая сказитель, мастер горлового пения, со своими эпосами объездил весь свет. Сегодня он учит своему искусству в Москве и за границей. Но мало кто знает, что у него был единственный концерт в Бийске…

Неспроста говорят, что нет худа без добра. Переезд всегда заставляет проводить ревизию и в бумагах. Случайно попался на глаза блокнот с записями трехлетней давности. Так получается, что в разное время главными становятся самые различные детали. Событие, о котором хочу рассказать, произошло тогда, когда проводился первый сбор туристов города. Пригласили тех, кто только организовал туристические фирмы в городе Бийск, кто сам был заядлым туристом, организовывал походы и кто свое отшагал, но рад был поделиться опытом с молодыми.

Собрала единомышленников на эту встречу организатор турфирмы «Барс» Ольга Березовская. Решено было на культурную программу пригласить гостей из Республики Алтай, поближе познакомиться с самобытным искусством наших соседей. Тем более, что самые захватывающие маршруты проходили по Республике Алтай. Из того концерта запомнила танцевальный ансамбль, которым руководила красавица Айана. В чудесных костюмах участники изображали священную для алтайцев гору Белуху, языком движений рассказывали о национальных обычаях… А потом появился Ногон Шумаров. Сначала мы и не планировали, что он станет участником концерта. Просто послушали сотрудников республиканского комитета по культуре, заверивших, что такие, как он, больше выступают за пределами своего края. Надо было привыкнуть к этой необычной манере пения, отношению к зрителю. Те счастливчики, которые побывали на единственном в городе концерте Ногона Шумарова (в концертном зале музыкального училища), не могли не запомнить атмосферу, которая сопровождала выступление алтайских гостей, а Ногона — особенно. Когда зазвучал его гортанный голос, показалось, что все вокруг растворилось, истаяло, превратилось в бесконечную степь, залитую знойным солнцем, с неожиданными горными исполинами, вонзающими свои вершины в синеву неба. Он называл совершенно незапоминающимися именами те инструменты, на которых себе подыгрывал: тошпур, варган, шоор. (Наши же знания ограничивались только сувенирным комусом, на котором иногда удавалось «надергать» унылое подобие колорита алтайских мелодий).

Было видно, что богатый костюм, отделанный мехами, кожей, дополненный национальным головным убором, оригинально оформленные инструменты — дань иностранной моде. За границей любят шик и лоск. А мы уже знали, что он побывал во многих странах, был участником различных фестивалей, выставок в Москве. А вот мы знаменитого на весь мир представителя самого близкого соседа услышали впервые! Хотя разделяют нас какие-то 130 километров! Может, и одевался он экзотично для иностранцев, обожающих этнические изыски, мы больше слушали. Голос не украсишь, не вышьешь бисером! Но этот животный, утробный, низкий «рык», мало похожий на наше традиционное распевное звучание, вызывал то же чувство восторга, желания взлететь, раствориться в мелодии, как это всегда происходит, когда слушаешь напевную народную песню. В Горном Алтае, когда Ногон только начинал демонстрировать свои диковинные способности, многие не считали это творчеством, а называли «медвежьим рыком». Так и попал за границу, не признанный земляками. Там и получил первое заслуженное признание.

На концерте в Бийске, а после на дружеской встрече в трактире «Калина красная», Ногон попытался раскрыть некоторые тайны своего таланта. Правда, не менее эмоционально он исполнял под аккомпанемент алтайских национальных инструментов популярные русские, советские песни. Но нам и в голову не пришло подпевать ему: так завораживающе звучал его голос! Хотелось слушать и слушать, чтобы уноситься на крыльях мелодии туда, где с тобой останутся волшебное ощущение невесомости и божественной нереальности. Тогда Ногон назвал нам свою технику пения — кай. А на вопрос, о чем он поет и что это за благопожелания, которые он объявлял в концерте, не замедлил пояснить. Сначала отдает дань уважения инструменту, на котором себе аккомпанирует. И даже перевел одно благопожелание на русский: «О тошпур мой, тошпур, звонок ты и чудесен, струны твои дарят нам прекрасные звуки…». А как мы были удивлены, когда он рассказал о состязаниях певцов. Это прежде всего эпические произведения. Очень долгие по звучанию. Маадай Кара, например, состоит из 8000 стихотворных строк, эпос Джангар — из 36 тысяч. Так что, по словам Ногона, концерты могли продолжаться несколько дней и даже недель!

Рассказывал Ногон, что его учитель Алексей Калкин никогда не повторял дважды текст, подходил философски к исполнению: как и что чувствовал, так и звучал его голос, о том и повествовал. Другая особенность горлового пения — длительное звучание на одном дыхании. Алексей Калкин мог петь на одном дыхании три минуты, Ногон тянет до двух минут. Виртуозы горлового пения свой талант не представляют без космического небесного потока дыхания, умения задерживать его в себе, тем самым энергию превращать в музыку. Вот вам и «медвежий рык», хрип! Раньше вообще считалось, что научиться горловому пению могут только дети сказителей. Пример Ногона Шумарова оказался заразительным. Многие алтайцы после его концертов успешно учатся необычному пению и считают Ногона своим учителем. Венгрия и Германия, Чехия и Австрия, Норвегия и Италия — жители этих стран первыми оценили творчество алтайского самородка. Были гастроли во Вьетнаме, Монголии. Объездил Казахстан, Туву, Хакасию, прежде чем получил признание.

Сегодня заслуженный артист России, драматург, певец и композитор — один из колоритнейших представителей алтайского народа. Его биография похожа на десятки других биографий поэтов, художников Алтая. Родился в небольшой деревеньке Малый Яломан. Трудно понять, когда возникло желание стать артистом, но Ногон с отличием закончил Новосибирское театральное училище и в числе немногих продолжил обучение в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии. В 30 лет он уже был назначен главным режиссером республиканского театра драмы в Горно-Алтайске. Он был постановщиком более 50 спектаклей, музыку к которым сочинил сам.

Его знают на родине и как автора более десятка драматических произведений. Сегодня он преподает свое искусство — горловое пение и игру на комусе — молодым. Он очень популярен. Правда, и сейчас большей частью — за пределами своей родины. Прошедший 2007 год для Ногона Шумарова был юбилейным. Он отметил 60-летие. Но не стал менее плотным творческий график его выступлений. Почти полгода он живет в Москве, обучает горловому пению не только алтайцев, но и бурят, хакасов, тувинцев, татар…

На экране не только погруженный в песню Нагон, но тогда еще здравствующий ветеран туристического движения в Бийске Тигрий Георгиевич Дулькейт, тут же вечный турист Виктор Бурдин, пытливый любитель народного творчества Владимир Тимофеевич Харитонов… Успех того концерта был потрясающим, не менее интересным было общение в трактире «Калина красная»… Ногон был в тот вечер очень искренним и старался продемонстрировать все свои возможности. … Много воспоминаний всколыхнули несколько листочков из блокнота, и не только о концерте. Возникло немало вопросов. Например, почему сегодня нет структуры, объединяющей туристические фирмы, экскурсоводов? Почему мы, живущие рядом с алтайцами, не обмениваемся концертными программами? Почему живем рядом, а не вместе решаем межнациональные задачи этнического творчества? Почему в последний раз я была в горно-алтайском музее несколько лет назад, а ведь там находятся мировые шедевры — полотна Георгия Чорос-Гуркина, знаменитого ученика Шишкина, насладиться которыми приезжают ценители даже из Америки! Там же выставлено немало работ других талантливых художников Алтая: графика Ортонулова, живописные работы Чевалкова, например.

Похоже, что разделяют нас не 130 километров Чуйского тракта, а сотни километров равнодушия, инерции. Неужели мы не хотим поближе познакомиться с национальным колоритом и культурой наших соседей? При беседе Ногон сказал, что поет тогда, когда слов не хватает, а выразить надо так много. Мне сейчас тоже захотелось запеть, как он. Так бесконечна, важна и недосягаема тема нашего общения…

Добавьте эту статью в закладки: